Сергей Мазаев. Путь в бездонную классику

Рахманинов любил красненькое и лёвку
14.09.2019
Евгений Гришковец. Осиновые колья в грудь Пелевина и Сорокина
14.09.2019

Для абсолютного большинства Сергей Мазаев — это в первую очередь рок-группа «Моральный кодекс». Проект «QUEENtet» — это вообще другое. Настолько другое, что в минуты гармонических и тональных удач популярная у рок аудитории  группа попросту оказывается в тени куда более молодого коллектива Сергея Владимировича.  

Несколько лет назад на сцену воронежского Концертного зала, возможно, вопреки ожиданиям ценителей творчества «Морального кодекса», вышел совсем другой Сергей Мазаев. Элегантный фрак, кларнет и потрясающее сопровождение – четыре музы, четыре струнные гениальности: Анна Ким (скрипка), Анна Пасько (скрипка), Анна Журавлева (альт) и Ольга Демина (виолончель). Начали в полной тишине с малоизвестного произведения британского композитора Кристофера Болла – его концерт для кларнета и струнного оркестра прозвучал великолепно, по крайней мере, для ушей неискушенных. Затем музыканты погрузили публику в красоту русской классики. Струнные исполняли партии уверенно, артистично и слаженно – девушки прекрасно чувствуют друг друга. А Сергей Мазаев играл очень серьезно и старательно, обращаясь со звуками нежно и немного осторожно.

 Справка. «QUEENtet» . Проект появился в 2013 году. Предшествовало ему знакомство с выдающимся классическим кларнетистом Игорем Федоровым и создание «Эстрадного оркестра», где играли Анна Ким и Анна Пасько – нынешние скрипачки квинтета. Затем к ним присоединились Анна Журавлева (альт) и Ольга Демина (виолончель). Каждая из участниц уже выступала с именитыми коллективами и побеждала на международных исполнительских конкурсах. Первый официальный концерт коллектива состоялся в прошлом году в Камерном зале Московского международного дома музыки, где QUEENtet представил тогда сам Святослав Бэлза – известный музыкальный и литературный критик. В репертуаре музыкантов редкие и ценные партитуры для квинтетов, авторские аранжировки, музыка новых классических композиторов и произведения незаслуженно забытых авторов.

 

— Многие знают вас,  как фронтмена  «Морального кодекса». В «QUEENtet» вы открываетесь с другой стороны. Как все-таки возникла мысль о создании этого проекта?

 

— Когда «Моральный кодекс» стал популярным, меня начали приглашать на телевидение петь нестандартные, несвойственные группе песни. Самое первое такое выступление случилось на памятном вечере Марка Фрадкина, устраивал концерт его внук Антон. И он меня попросил спеть песню деда «А годы летят». Она получилась у меня, конечно, кое-как, но это был первый шаг. Потом попросили нас с Костей Смирновым, нашим клавишником, на девятое мая спеть «Темную ночь». Вот так постепенно стали накапливаться песни, на телевидении стали спрашивать именно мою программу – и тогда, чтобы не путать с «Моральным кодексом», не выбивать из привычного русла зрителей, мне пришлось создать большой оркестр  из 19-ти человек. А уже из него родился квинтет.

 

—  Каким же образом?

 

— Так получилось, что в этот мой оркестр арфистка привела скрипачку – ей оказалась Аня Ким. Я послушал и понял: одной скрипки мало, получается какой-то клезмер. Тогда Аня привела вторую скрипку. Я еще послушал и вдруг подумал: для квинтета осталось найти всего лишь альт и виолончель. Вот нашли и сделали. Я мечтал всегда о квинтете, потому что много произведений в такой форме написано для моего любимого кларнета. И вообще такая музыка была достаточно популярна в XIX веке, много есть сочинений очень красивых и сложных, которые мы этим составом можем играть.

 

— На концерте, с которым Вы выступили в Воронеже, прозвучали классические произведения, в том числе «Времена года» Петра Ильича Чайковского. Кто пишет аранжировки именно для вашего состава инструментов, для «QUEENtet»?

 

— Александр Мясников и Николай Мирошник — это два музыкальных руководителя моего оркестра, я с ними играю и работаю. Мирошник потрясающий аккордеонист, один из лучших в джазе у нас в России. А Мясников проработал музыкальным руководителем в оркестре имени Силантьева много лет, он уникальный пианист, он играет и аранжировки пишет к песням для нас. Не только для оркестра большого, но и для камерного квинтета. Он владеет хорошей техникой. Ну, просто круто!

 

— А как планируете развивать QUEENtet? Ещё музыкантов брать не собираетесь?

 

— Точно так же буду развивать: записи репертуара, выступления, костюмы новые. В QUEENtet я добавил контрабас. На нем играет Сергей Гейер. А так у меня уже все музыканты есть. И они первоклассные, настоящие профессионалы. Я ими горжусь.

 

—  В первом отделении вашего концерта прозвучала современная британская классика: концерт для кларнета и струнного оркестра Кристофера Болла…

 

— Кстати, как вам?

 

— Понравилась.

 

— Она очень легко воспринимается.

 

— Как вы подбираете  программу?

 

— В случае с Кристофером Боллом — никак, случайно купил эти ноты в Амстердаме. В позапрошлом году мы с женой были там  в январе, на ее день рождения. Зашел в замечательный нотный магазин, купил огромную пачку нот. Я очень люблю хорошо изданные ноты, красивые. Люблю играть по ним. Сейчас, конечно, все есть в Интернете, можно скачать, но я вот предпочитаю такие осязаемые и эстетичные ноты.

 

— Я слышала, что вы знакомы с Кристофером Боллом?

 

— Лично не знаком, только заочно. Мы же его произведение записали, и я ему отправил по почте эту запись. Он ответил, что ему понравилось, дал добро на размещение нашей версии в Интернете. Правда, сейчас думаю переписать, потому что теперь я взрослее стал в плане исполнительства. Хотя и тогда у нас на записи вроде ничего так получилось.

 

— Когда выступаете на сцене в качестве исполнителя классической музыки, присутствует ли волнение или чувствуете себя стопроцентным профессионалом?

 

— Волнение, ошибки, конечно, присутствуют. Но я каждый день занимаюсь. Каждый день. Часок, как минимум, надо обязательно упражняться, чтобы привести в порядок свой аппарат.

 

—  QUEENtet — это своего рода эксперимент или логичное развитие ваших музыкальных взглядов?

 

— Знаете, я с детства учился в музыкальной школе на кларнете играть, состоял в детском духовом оркестре. И, в общем, был кларнетистом всегда. Встретил, кстати, у вас в городе своего друга, вместе в армии служили, он тоже кларнетист, а сейчас здесь он начальник военной оркестровой службы …. Да. Так вот, что касается классики. Я очень люблю эту музыку, люблю играть на кларнете. Я, когда бросил пить, стал заниматься тем, чем занимался в детстве: плаванием с тренером и игрой на кларнете с учителем. И вот 10 лет я уже на сцене в качестве классического исполнителя. Все логично, я думаю. Классика, она же основа всего — я ей учился с детства. А рок-н-ролл — это пубертатный период, это девчонки, хочется быть в их поле зрения.

 

 

 (Святослав Бэлза (1942-2014), музыкальный и литературный критик, заслуженный деятель искусств: «В то время, как некоторые исполнители из мира оперы уходят на эстраду, в исполнение популярной музыки, Сергей Владимирович проделывает обратный путь, привлекая своим именем внимание широкой аудитории к классике».)

 

— В чистом виде вас, как мне кажется, нельзя назвать ни рокером, ни эстрадно-джазовым исполнителем, ни представителем классической музыки. Ваш репертуар – это нечто эклектичное, но при этом гармоничное, порой переплетающееся в рамках того или иного концерта. Но все-таки,  какое направление в вашем разнообразном творчестве доминирует?

 

— Я не знаю даже. Я просто музыкант.  Хотя, наверное, все-таки «Моральный кодекс» – ведущее направление — поскольку я достиг большего успеха в этой области. И потом эта группа нас всех кормит, что немаловажно — ведь и оркестр, и QUEENtet, все это сделано за счет того, что я зарабатываю с «Морального кодекса». Но оркестр тоже начинает пользоваться спросом: у нас первая пластинка скоро будет, работа над ней уже закончена, и сейчас собираемся записывать квинтет.

 

—  А дальше? Куда вас поведет в классику или все-таки в эстраду?

 

—  В классику, конечно, потому что она бездонная.

 

—  Некоторые вас упорно к джазовым музыкантам относят….

 

— Я не джазовый, у меня просто друг есть — Игорь Бутман. И мы с ним оркестр в свое время построили, называется Big band Бутмана — это была моя идея, я ведь с детства мечтал создать свой оркестр. И когда Бутман вернулся из Америки, я понял: ну с кем еще, как ни с ним, делать оркестр? Он великий музыкант, при этом очень кайфовый, авторитетный, к нему все пойдут – вот мы с ним и начали Big band делать. Кстати, проект до сих пор существует. А я джаз пою иногда, на саксофоне тоже играю, но не так хорошо, как Бутман.

 

—  А что тогда для вас рок? Это музыка с социальным подтекстом или же просто название жанра?

 

— Я к рок-н-роллу всегда относился как к музыкальному жанру, а не как к социальной позиции. Если рок — это социальная позиция, то рокеров тогда надо называть не музыкантами, а людьми, которые просто протестуют против чего-то, что-то говорят там по этому поводу. Все-таки для меня рок-н-ролл — он … ролинг-стоунзовский такой, прежде всего.

 

— А с «Моральным кодексом» к нам в город приедете еще?

 

—  Готов приехать и с «Моральным кодексом», если позовут — с удовольствием! Здесь замечательная площадка, все супер, по звуку очень понравилось. Мы впервые играли на скрипках со звукоснимателями, и прозвучало все очень прилично. Особенное спасибо зрителям, за внимание к нашим музыкальным экспериментам.

 

Автор: Юлия Беляева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X
Skip to content