«Я играл рок на домре»

«Всех люблю! Особенно оркестр»
06.12.2018
Эдуард Артемьев: «Такое гигантское поле деятельности и такая узколобость…»
23.03.2019

Интервью студентки IV курса музыковедческого отделения ВГИИ, домристки, Анны Конивец, с народным артистом России Александром Андреевичем Цыганковым (к юбилею композитора).

В десятых числах декабря 2017 года в стенах Воронежского государственного института искусств состоялись мастер-классы и концерт выдающегося исполнителя и композитора, члена Союза Композиторов России, народного артиста РФ, профессора РАМ им. Гнесиных Александра Андреевича Цыганкова. Гастрольный тур был приурочен юбилею композитора, который состоится 1 ноября 2018 года. По ходу напряженных и безостановочных встреч, он все-таки согласился дать интервью, в котором раскрыл некоторые стороны своего художественного кредо, а также ответил на вопросы общекультурного и сугубо профессионального характера.
Анна Конивец: "Я знакома с Вашим композиторским и исполнительским творчеством ещё со школы, и, конечно же, не могла не обратить внимание на большое число выполненных Вами обработок народных мелодий. Как Вы считаете, в какой мере первоисточник должен сохраняться и насколько его можно преобразовывать? И ещё: важно ли в ходе обработки фольклорных образцов сохранять их образную сферу?"
Александр Цыганков: "Это, конечно, интересный вопрос. У меня бывает по-разному. Некоторые обработки, как случается и у народных инструменталистов – это просто какие-то виртуозные пьесы на темы песен. В них я хочу показать красоту и энергетику народной мелодии, и, не изменяя её сути, продемонстрировать возможности того инструмента, для которого обработка создана. Но иногда этот материал воодушевляет выйти за пределы простого показа, и тогда хочется привнести что-то своё – чувства, идеи, мысли, может быть даже какую-то авторскую, относительно новую концепцию. Нельзя забывать, что народная песня, которая пережила временной отбор, сама по себе – уже шедевр. И мне очень интересно с ними работать, ведь мой принцип – не брать случайный материал. Тут ещё вот какой момент: у каждого творческого человека есть свои кумиры, на которые он ориентируется. У меня они тоже есть. Мне очень нравится русская классика, в особенности, те творения, в которых цитируются фольклорные мотивы. Убежден, что исконно русские инструменты – домра, балалайка, баян – должны иметь какую-то свою нишу. Ведь они ближе стоят к народной музыке, чем те, что укрепились в академическом статусе, будь то скрипка, флейта или, скажем, гобой и валторна. И я считаю, что это оправданно. Фольклор – это действительно наша ниша. Для меня, конечно, важна опора на академические формы, на классическую и современную гармонию. Но в то же время стараюсь не отходить и от типичных для народной музыки приёмов и форм. Возвращаясь непосредственно к вашему вопросу, о сохранении и преобразовании первоисточника, скажу, что для меня равны оба этих метода. Я использую народные мелодии в чистом и переработанном виде, чтобы показать не только красоту этой музыки, но и возможности инструментов. И, разумеется, как любому композитору мне хочется выражать в этих произведениях свои чувства, эмоции, реализовывать различные концепции."
Анна Конивец: «Вы сейчас затронули важную тему – о музыкальных инструментах – академических и народных, как бы неклассических. Домра, если я Вас правильно поняла, относится как раз к неклассическим. Но ведь многие инструменты – те же скрипка и флейта – изначально были народными, но, в конце концов, перестали относиться к группе национально-локальных. Как Вы считаете, может ли домра преодолеть такую национальную замкнутость?»
Александр Цыганков: "Упоминая о классических инструментах, я имел в виду их вековые традиции и огромный репертуар. Наши инструменты пока что этого не имеют, но активно развиваются в этом направлении. И этот путь прошли все инструменты, которые сейчас считаются «классическими». Небезынтересно, что оркестр В. В. Андреева первоначально выступал в академических костюмах. И в этом, я думаю, не было какого-то пренебрежения к традиционному костюму. Просто Андреев сразу выбрал и предопределил на будущее инструментальное академическое направление. В его программе действий первоочередным было стремление дать новую жизнь именно русской музыке. Но и классика позиционировалась как обязательный атрибут репертуара. Она средствами народных инструментов, хорошо знакомыми народным массам, доводилась до их живого восприятия. То есть Андреев преследовал просветительские цели – донести образцы классической музыки до абсолютно всех людей, которые зачастую были неграмотными и в области академического искусства непросвещенными.Ваш вопрос побуждает к ответу – да, разумеется, и скрипка, и многие другие инструменты изначально были народными. И, конечно, практически все они в процессе длительной эволюции постепенно обретали новый, более широкий статус. Думаю, что и международное признание
исконно русского инструментария – вопрос времени. Усилиями музыкантов можно будет привить и повысить интерес к нашим инструментам в других странах. Уже сейчас за рубежом эта ветвь творчества активно развивается, но пока что преимущественно на любительском уровне. К примеру, существует американская ассоциация домры и балалайки, объединяющая порядка двухсот человек, если не больше. На базе этой ассоциации в разных городах США существует ряд русских народных оркестров. Они создаются людьми действительно преданными сому исконному искусству. В Японии есть оркестр балалаечников, есть такой коллектив и в Швеции, причём не один. Так что наш «жанр» всё-таки развивается. И теперь уже в разных странах появились и профессиональные музыканты-народники. Так что перспективы есть, и очень хорошие.
Анна Конивец: "Александр Андреевич, Вы являетесь членом Союза композиторов России. А каково Ваше отношение к современной музыке?"
Александр Цыганков: "Как я отношусь к современным тенденциям в области композиции? Конечно же, положительно. Я считаю, что появление различных техник всегда связано с принципиально новыми замыслами, которые раздвигают рамки музыкальных образов и звукового мира. Я испытываю интерес и влечение к свежим концепциям. Я с удовольствием слушаю произведения Берга и Мессиана – их музыка очень эмоциональна, технологически совершенна и красива. В этих произведения всё идеально продумано, созвучно тенденциям времени, в котором они творили. Но, откровенно говоря, у меня есть свой замысел – создать юношеский концерт, в котором бы сочетались классический фундамент (в плане формы), элементы джаза, рока и наш российский мелос. А почему бы и нет? Ведь это близко молодым ребятам, они будут с удовольствием играть и воспринимать такое произведение."
Анна Конивец: "В Вашем замысле вероятно реализуется идея синтеза академического и современно-массового начал. Как Вы считаете, а может ли домра использоваться в каких-то эстрадных ансамблях? И играть, например, рок-музыку."
Александр Цыганков: "Конечно, конечно может. Сошлюсь на опыт моего младшего сына – профессионального рок-гитариста, победителя и призера многих конкурсов, в том числе европейских и американских. Делая аранжировку одной из пьес в народном стиле, он включил в неё домру и мне тогда случилось, вдруг, стать на какое-то время рок-домристом и почувствовать весь драйв этого жанра. Так что я изнутри ощутил энергетизм этой культуры. И, знаете, что-то в этом есть! Была и пресса, хотя рок-музыка сейчас является «неформатом» для СМИ и её представителям очень сложно «пробиться».
Анна Конивец: "Вы сказали, фактически, о том, что журналисты от рок-музыки как бы отгородились. А у домровой музыки сейчас такая же ситуация или всё же дела обстоят лучше?"
Александр Цыганков: "К сожалению, ситуация схожая. Если, в СССР народные инструменты постоянно были в поле зрения СМИ, то сейчас с их стороны – настоящая блокада. Может быть, не такая уж глухая. Есть всё-таки «Синяя птица», где и балалаечка, и домрочка время от времени выходят на сцену. Но это всё в детском творчестве. Второй прецедент – «Играй гармонь любимая». Но это скорее фольклорная передача. Если бы наряду с этим играл столь грандиозный музыкант мира, исполнитель, воронежский баянист А.В. Скляров, на канале, скажем, «Культура», тогда люди бы видели, что баян может иметь такую же жизнь, как, допустим, гитара или кларнет, и что на нём исполняется и прекрасно звучит музыка как виртуозная, так и философски сосредоточенная, как классическая, так и эстрадная. Я считаю, что народные инструменты нужно выводить на тот же уровень, на котором они находятся в странах Ближнего Зарубежья. Возьмём, к примеру, Казахстан. Там в каждом доме висит домбра и на ней умеют играть. У них культ данного инструмента, колоссальный конкурс. И народных оркестров в Казахстане очень много и они активно поддерживаются, постоянно транслируются по телевидению, включаются, к слову, и в эстрадные ансамбли. Если так разобраться, то нужно всё-таки знать, что и где пропагандировать. Вспомним, например, Олимпиаду в Сочи. Какая музыка там была в приоритете? Конечно же, попса. Но ведь к нам люди приехали со всего мира, и им наверняка хотелось бы услышать именно исконно русскую музыку. И, как мне кажется, одной из задач СМИ может стать планомерное внедрение этой мысли."
Анна Конивец: "Почему же такая тенденция сложилась сейчас в России?" Александр Цыганков: "Причин немало. Многие чиновники, например, считают, что развитию народных инструментов способствовала народническая идеология большевиков. Но они забывают, что деятельность Андреева, будучи поддерживаемая императорами Александром III и Николаем II,
трактовалась как действительно значимое явление в культуре России. А сейчас народно-инструментальное творчество чиновники пытаются запихнуть в фольклор, забывая, или попросту не зная, что это отдельная область со своими специфичными чертами. Если бы у меня была возможность, я бы предложил организовать телевизионный детско-юношеский конкурс по типу «Голоса» именно на народных инструментах. Родители, которые думают об образовании своих детей, быть может, увидели бы достоинства этих инструментов, узнали бы, как и что на них играют, что это не какой-то дремучий фольклор. В 70-е – 80-е годы я вёл серию передач о народных инструментах на «Первом канале». Они шли в самое смотровое время, и, что важно, были постановочные. Не просто сухие рассказы, не подкрепленные фактами. У нас был выход на документальные источники, материалы, мы работали в архивах. И, что важно, этим занимались профессиональные телевизионные сценаристы, в числе которых В. Азарин, который искренне хотел, чтобы люди узнали о домре и других народных инструментах как можно большем, причём из первых рук."
Анна Конивец: "В 2013 году Вами был написан «Славянский концерт» Была ли в этой концепции политическая подоплёка с учётом того, что многие славянские народы отмежеваются от России и устремляются в сторону Европы?"
Александр Цыганков: "Обращение в сторону в Европы определяется, в первую очередь, экономикой и определенной политикой государств. Сам я не специалист в данной области, хотя, конечно, в курсе отмеченных Вами регрессивных процессов. В основе «Славянского концерта» лежит идея единства славянского братства. И не только России, Белоруссии и Украины, конечно, но и других славянских регионов. Но в данном концерте я решил сосредоточить внимание на музыке именно этих трёх стран. После драматичнейшего для Украины 2014 года, музыка концерта приобрела новые смыслы. Идея «Славянского концерта» довольно долго витала в воздухе. Я её постоянно позиционировал на разных встречах, вплоть до того, что у моих родственников (прежде всего жены) возникло беспокойство, что кто-нибудь перехватит эту идею и сочинит свой «Славянский концерт». Вот тут я и принялся за работу и написал этот концерт за два года: начал в 2012 году, а премьера состоялась 1 декабря 2013 года. Возможно, действительно, его идея была связана с тем, что государства уже были разделены, и я переживал, что как-то сразу у меня практически исчезли прямые связи с украинскими народниками, остались только интернетные контакты. Последний выезд на Украину состоялся, кажется, в 2011 году – я тогда был членом жюри конкурса «Родные напевы» в Донецке, где существует великолепная и мощнейшая на Украине кафедра народных инструментов. Сегодня, к сожалению, практически прерваны связи между российскими и украинскими музыкантами. Лично у меня такие связи время от времени происходят, но не на Украине, а в других странах. Памятна, в частности, встреча с балалаечницей Татьяной Хоменко. Знаю, что на Украине исполнительство на русских народных инструментах сегодня особо не приветствуется. Относительно «Славянского концерта» могу сказать, что заключенная в нём идея интеграции отчасти разобщенных народов проявилась в привлечении фольклорного материала - особенно отчётливо это видно в первой и третьей частях, где в качестве основы использованы темы, соответственно, украинских и российских песен. Вторая же часть написана на тему романса Семёна Рак-Михайловского – общественного деятеля Западной Белоруссии. Являясь музыкантом-любителем, он написал «Зорку-Венеру», которая и легла в основу средней части концерта. С Белоруссией у меня и сегодня поддерживаются очень тесные связи. Я с ними контактирую, приезжаю практически каждый год. Очень ценю великолепный оркестр Н.М. Могилевского."
Анна Конивец: "Вы, будучи русским композитором и исполнителем, вместе с тем преодолеваете узконациональные традиции, к примеру, в таких произведениях как «Тустеп», «Экспромт в стиле кантри» и многих других. Есть ли в Ваших планах совершить своего рода композиторское путешествие по разным национальным культурам?"
Александр Цыганков: "Конечно, есть. Дело в том, что, в сущности, я уже совершаю подобное путешествие. Ведь мною был написан целый ряд произведений такого рода как: «Голубка», «Интродукция и чардаш», «Вермланд», еврейские мелодии, «Карело-финская полька». Этот своего рода цикл даже носит неофициальное название – «Кругосветное путешествие». Я вообще с большим интересом отношусь к музыке разных народов. Например, мне хотелось бы написать пьесу с использованием чудесной татарской песни «Бел-Белым», которую великолепно пел татарский баритон Ринат Ибрагимов. Мне она очень нравится, и я постепенно подступаю к
реализации этого замысла. Но вначале нужно решить для себя небольшую, но серьезную проблему, которая касается технических аспектов оригинала. Ведь не поняв этого, нельзя приступить к решению столь ответственной художественной задачи. Да мы ведь и в жизни, готовясь к поездкам в другие страны, стремимся заблаговременно изучить их культуру. Тем более это необходимо, когда стремишься к использованию «чужого» источника. Впрочем, несмотря на очевидные различия в музыке разных народов есть немало и общих черт. Вскрыть их – одна из задач художественного творчества."
Анна Конивец: "В пьесе «Экспромт в стиле кантри» присутствуют элементы джазовой музыки. Как Вы пришли к такой задумке – использовать джаз в произведении для домры?"
Александр Цыганков: "Вы знаете, первая «ласточка» была на первом курсе. Мы готовили капустник к посвящению в студенты и собрали небольшой секстет. А.С. Данилов хорошо знал джазовую музыку и написал для нас диксиленд с весьма уместным включением элементов джазовой полифонии. Тогда я был буквально поражен тем, как, оказывается, хорошо может звучать джаз в исполнении на домре. И тогда я загорелся идеей написать нечто подобное. В армии (перед окончанием аспирантуры) я служил в ансамбле песни и пляски ПВО, где и написал такие произведения, как «Частушки», «Белолица-круглолица», «Перевоз Дуня держала». Последнее из перечисленных произведений, (в основе которого, кстати, лежит тема воронежской песни), я сочинил в джазовом ключе. Перед этим (в 1971 и 1972 годах) я гастролировал в США. Меня очень заинтересовала американская народная музыка и национальный инструментарий: традиционное банджо, кантри-музыка. И я решил попробовать использовать приёмы, характерные для американских инструментов, в «Дуне». Эти находки, мне кажется, освежили обработки, сделали их более интересными и виртуозными, расширили представление о возможностях домры. Несколько позже я услышал мелодию «Tiger Reg» в исполнении ансамбля Луи Армстронга. Она привлекла моё внимание своей простотой, и в то же время, красотой. И я решил сделать пьесу, которую можно было бы представлять как своего рода музыкальный сувенир в программах выступлений в США, куда я часто ездил и езжу. Именно поэтому одну из импровизаций я выполнил в стиле игры на банджо. А в переложении для домры «Американского сувенира» Вьетана я сделал импровизацию в стиле игры на банджо. Джаз я очень хорошо воспринимаю, и мне нравятся многие его характерные элементы. Их применение сейчас не редкость, но пока не на домре."
Анна Конивец: "В сюите «Мелодии старого города» использованы различные танцевальные мотивы. На чём основан выбор именно танца как жанровой основы сюиты и почему Вы использовали эти танцы?"
Александр Цыганков: "Надо сказать, что это произведение не сразу создавалось как сюита. Когда я играл в трио под управлением А. В. Беляева, у меня родилась идея написать пьесы-картинки с очень известными, но в то же время забытыми мелодиями. Это такой парадокс. Беляев предложил тему Падэспань, которая существует, в сущности, как фольклорная. Вообще, все приведенные танцы были популярны вначале XX века. А вот «По Муромской дорожке» была написана отдельно, уже после того, как я покинул ансамбль и решил свести все пьесы в единую форму сюиты для домры и рояля. «По Муромской дорожке» - это целый музыкальный рассказ, в котором передано содержание песни-первоисточника. Так, я решил показать драматизм «сюжета» и поэтому применил после кульминации «слёзы» с помощью флажолетов, послуживших символом большой драмы главной героини песни."b> "В Ваших произведениях где-то преобладают классикоцентрические образцы, а где-то технически сложные новаторские приёмы. Каково же соотношение меры новаторства и рационализма в Вашем творчестве?
Александр Цыганков: "Это уже философский вопрос (смеётся). Конечно, мне не чуждо стремление к новаторству. Да, оно, видимо свойственно, каждому творческому человеку. К технологической новизне обычно побуждает новизне замысла. Мне интересно не изобрести какие-то кардинально новые вещи, а попробовать то новаторское, что уже существует, на домре. Я, в первую очередь, исполнитель и для меня важно, чтобы мою домру слушали и воспринимали как инструмент с богатыми художественными и техническими возможностями. Я должен играть так, чтобы публика не скучала. Не говорю, что не считаю себя таким уж новатором. Хотя я и внёс некоторые новые черты в музыку для домры. В композиторском плане мне всё-таки интересно создавать музыку необычную, незаштампованную. И, кажется, мне это удаётся. Но самое главное для меня – чтобы домра звучала как домра и что произведение написано именно для этого инструмента. Но это не значит, что ненужно развивать возможности домры. Это не просто нужно, это жизненно необходимо делать! Только тогда народные инструменты не покроются пылью, а продолжат свой жизненный путь и развитие. Как мне кажется, нужно следовать тенденциям времени абсолютно во всем.

цыганков главное фото

Биографическая справка

Александр Андреевич Цыганков родился 1 ноября 1948 года в Омске.
Фигура этого композитора является одной из самых значимых в современном домровом искусстве. Его исполнительское и композиторское творчество существенно расширило звуковые возможности инструмента. В России и за рубежом практически нет ни одного домриста, ансамбля или оркестра, которые бы не играли произведения А. А. Цыганкова. Пьесы, написанные для домры, звучат также на балалайке, цимбалах, баяне, ударных инструментах. Почти на всех крупных всероссийских и международных конкурсах «обязательные» пьесы, исполняемые участниками в номинации «домра», а иногда и в номинации «балалайка» принадлежат А.А.Цыганкову. Произведения для домры составляют основную часть творческого наследия композитора. Его перу принадлежит ряд обработок и вариаций популярного фольклорного материала России и зарубежья.
Начав свою композиторскую деятельность в качестве любителя ещё в годы обучения в колледже, А. А. Цыганков вывел мастерство на профессиональный уровень и уже в 60е годы выходит в свет первое произведение композитора - «Травушка-муравушка», который находит положительный отклик не только в среде критиков, но и широкой аудитории.
В настоящее время А.А.Цыганков продолжает вести активную композиторскую и исполнительскую, а также педагогическую деятельность, его гастрольные туры охватывают практически весь мир. Воронеж не стал исключением, и жители города смогли услышать в исполнении композитора «Славянский концерт» - сочинение, которое ранее не исполнялось в нашем регионе. Для студентов народного отделения Воронежского государственного института искусств приезд А.А.Цыганкова стал уникальной возможностью сыграть на одной сцене с маэстро.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X
Skip to content